Главная / Читать рассказы / Гарун Геннадьевич

Гарун Геннадьевич

Вадим Геннадьевич Мудроногов досиживал свой четвёртый созыв. Не досиживал, конечно, а дорабатывал. А то некоторые читатели могут подумать, что работа депутата только и состоит в том, чтобы сидеть.
А Вадим Геннадьевич не просто сидел. Он ходил на пленарные заседания, нажимал кнопки, общался в буфете с коллегами и подписывал обращения и запросы, которые для него готовили многочисленные помощники. Иногда давал интервью и появлялся в вечернем эфире у Каплунова.
Жизнь была спокойная, размеренная, сытая и обеспеченная. В общем, именно такая, какая и должна быть у государственного человека. Из закрытого коттеджного посёлка — в Думу, из Думы — в ресторан, из ресторана обратно в посёлок. Гольф-клуб по воскресеньям.

Но вот только скучать начал Вадим Геннадьевич. Кресло уже не таким уютным кажется, еда в ресторане вкус потеряла.
И от скуки этой надумал Вадим Геннадьевич с народом ближе познакомиться. Узнать, как он живет-поживает.

Как раз и пример подходящий вспомнился. Султан Гарун аль-Рашид. Этот султан переодевался в бедняка и ходил ночами по улицам Багдада, тоже смотрел, как люди живут.
И вот, представив себя этаким думающим о народе султаном Гарун Геннадьевичем, купил Мудроногов через своего помощника одежду простую человеческую и поехал на Маросейку. Там, как ему казалось, даже в вечернее время можно встретить простых людей и пообщаться с ними.

Улица встретила его нарядными витринами, летними верандами, огнями питейных заведений. Почти у каждого такого заведения стояла толпа хорошо одетых молодых людей. Некоторые из них держали бокалы вина.
Немного робея — он ожидал увидеть народ другим — Гарун Геннадьевич подошёл к бару «Метафора».
Нужно было как-то начать диалог.
– Добрый вечер, ребята, как поживаете, ребята?
– Хорошо, отец, видишь, вино пьём, — сказал рыжий парень в клетчатой рубашке Burberry. — А тебе чего?
– Хочу с людьми пообщаться.
– Ну общайся, здесь самое подходящее место.
– А как вам вообще в России живётся?
– В России всё зашибись, папаша! И девушки у нас самые красивые! — рыжий привлёк к себе длинноногую блондинку.
– Ну поехали, Макс, — блондинка вытянула накачанные губы в трубочку. — Нас в Бамбо-баре уже ждут.

Гарун Геннадьевич попрощался с ребятами и двинулся вверх по улице.
«Зашибись, говорят, в России. Не зря мы в Думе работаем. Народ это чувствует. Но надо все-таки кого-нибудь попроще найти. Не на мерседесе».

В ста метрах вверх по улице как раз стояли ребята попроще.  На мотоциклах.
– Добрый вечер, ребята, — опять начал свое Мудроногов.
– Добрый, — буркнул мотоциклист.
– Как вам Россия?
– А ты чего за Россию спрашиваешь, не русский, что ли? Узбек?
– Нет, — ответил Мудроногов.
– Европеец, что ли? — чуть мягче сказал мотоциклист. — Не нравится — чемодан, вокзал, Европа. Мы вам скоро всем покажем!
– Да нет, нет, я свой, русский! — поспешил ответить Мудроногов.
– Свои такие вопросы не задают. Россия единая, самая сильная и богатая страна. Усек?
– Усек, — ответил Мудроногов и пошёл к другой группе людей.

«Вот, уже человек не такой богатый, но сколько в нём патриотизма, сколько любви к родине. Надо коллегам по фракции об этом случае рассказать».

Пройдя ещё около двух километров и поговорив с несколькими прохожими, уставший Гарун Геннадьевич вызвал такси и вернулся домой.
И дома, уже лежа в постели, он еще раз вспомнил все разговоры и подумал, как же все-таки хорошо живут русские люди и как много среди них патриотов.
А некоторые люди, судя по всему, даже богаче депутатов живут. Надо законопроект о повышении депутатской зарплаты внести.

Гарун Геннадьевич